Я брел дорогою немыслимой тоски,
В глухой степи невежества людского,
И злобой поливая юности ростки,
Не ведал ни отрады, ни покоя.

И оттого незнания судьбу свою кляня,
С прилежностью тибетского монаха,
Вдруг углубился в поиск незнакомого себя, —
За гранью предрассудков, лжи и страха.

И осознав однажды единение крови,
С печальным благородством русского солдата,
Отправился дорогою возвышенной любви,
Учиться видеть в человеке брата.

7 мая, 2012 год