Ну вот, добегался…
                             больничная палата.
Довоевался…
                   арсенал в золе.
Впервые полуголый и распятый
Лежу на хирургическом столе.

И в белых тапочках,
                             и в девичьей косынке,
Готов, как говорится, ко всему…
Какой длины судьбы моей пластинка,
О том я уж узнаю поутру.

Шучу привычно, под рисковым делом.
Гоню тревогу, с юмором верней…
Но чую своим самым тонким телом,
Достанется мне скоро от чертей.

Глаза хирурга – будто Бога…
                                          Кайся!                       
К ним мысленно,
                         на миг,
                                    в немой мольбе:
«Отец, ты уж получше постарайся,
Ты сделай, друг, как самому себе…»

Раскинув руки, небу поклонился,
Бежать уж поздно от хромой беды.
Вспорхнул я «ласточкой» и тут же устремился
В глубокий
                каменный колодец без воды.

 

24 ноября, 2011 год