Когда я в молчании бываю,
                                       иной порой,
Стремится стать ровной невольно даже кривая.
И суета ума,
                  безраздельно владевшая мной,
Рассеявшись дымом,
                              безропотно храм покидает.

Когда я в молчании,
                              вокруг затихает мир,
И красота проявляется сквозь наслоение иллюзий,
И вечно голодный вдруг замолкает пир,
Будто в каком-то рессеянно-сонном конфузе.

Когда я молчу,
                       со мной говорит пустота,
Сквозь грани осознанной бесконечности.
Единственный голос, звучащий в этой тиши,
Голос безмолвной Вечности.

31.01.14