Плюют им вслед,
                         с презреньем стервенелым,
Немытая позорная орда,
По площадям Москвы покорно и несмело,
Идут полки плененного врага.
То тень крыла,
                      разбитого господства
Орла,
         поверженного в пепел навсегда,
Осколки деспотизма и уродства,
Протухшая и ржавая вода.
Контуженное эхо провожает,
Гул,
      шарканье скользящих каблуков.
И каждый «внутривенно» вопрошает,
Сколь ценно избавление от оков?

И среди них я вижу отражение
Тебя,
         мой незнакомый скорбный друг,
Ты стойко принял это поражение,
Сумев не запятнать в убийствах рук.
Война вошла в тебя по принуждению,
Подобно миллионам остальных.
Жестокой тирании проявление
Среди высокоразвитых живых.
Парад линчует нынче в месте лобном,
Однако от позора не сгореть…
Тобой мог оказаться кто угодно,
Ведь это,
              как на жизнь посмотреть.

27 августа, 2010 год