Кто такой человек?
Явный дьявол и надежда на Ангела…

— Имам Махди

 

Я голоден извечно…
Как мне насытиться, на пире под Луной?
И в страхе жизнь живу,
Как стать бесстрашным, обрести покой?

Я замерзаю…
Как мне согреться, и где сыскать приют?
И многого хочу,
Как получить мне то, что не дают?

Я алчен и завистлив…
Как же избавиться от беспокойств и улыбнуться шире?
Меня никто не любит,
Как отыскать любовь в жестокосердном мире?

Я кулаки сжимаю…
В борьбе достойной виден смысл и путь.
По власти лестнице взбираюсь,
Чтоб дальше остальных взглянуть.

Воды я жажду родниковой…
Как не иссохнуть путнику пустынь?
Я часто не в ладах с собой,
Как примирение найти… и у каких святынь?

Я — лжец…
Как мне признаться… не другим — себе?
Печали дни мои полны,
Как переиначить то, что — «по судьбе».

И сколько с «Я» не начинай повествование,
Всё проявляются бахвальство иль страдание.
С чего начать тогда?
Постой!
Пожалуй, с правды пред собой.
Ответить честно, без вранья,
Всего лишь на вопрос: «Кто я?»

Покуда все желания — мои,
Я — демон.
Покуда мысли тайные — мои,
Я — демон.
Покуда жаждой страстною томимый,
Я — демон.
Покуда в страхе, лжи и нелюбимый,
Я — демон.
Запутанность покуда и раздор,
Я — демон.
Покуда в голове спор-разговор,
Я — демон.
Узлы и цепи, тяготы-невзгоды,
Я — демон.
Непонимания, нелётные непогоды,
Я — демон…
В борьбу покуда явно вовлечен,
Я — демон…
Покуда внешним тайно увлечен,
Я — демон…

И ни дверей, ни окон,
Тот демон словно кокон,
В который от рождения заключен,
В животную одежду облачен.
И мысли — липки, нити паутины,
Ввергающие в тьму болотной тины.
Желаниями каждое мгновение
Я продолжаю вить порабощение.
И суета — навязчивости плеть,
Как свитая моими же руками сеть.
Не видя сценариста-драматурга,
Я — кукла в театре местного абсурда.
Во всём, что грубо явлено судьбой,
Я — сам вина перед собой.

Но стоит вспыхнуть пламени Любви
В Душе,
И демон чахнет от бессилия,
Театр тает, растворяясь в мираже,
И Ангел расправляет крылья.

Взлететь в цветущие сады Любви!
Лишь стоит отрешиться и влюбиться,
И аромат от роз повеет издали,
Томимый жаждою, поспешит напиться.
Родник внутри — иди!
Иди вовнутрь,
К Душе!

Спадают узы наваждений,
Навязчивых и топких вожделений,
Сдается демон от бессилия
В тот миг,
Как Ангел расправляет крылья.

Взлететь в цветущие сады Любви!
Им — ни конца, ни края!
Сгореть в блаженном пламени,
Став упоением упоительного мая.

И голод Ангелу не страшен,
И лютый страх неведом,
И холод Ангелу не важен,
Когда Любовь укрыла пледом…
И мысль, безудержно грешна,
Теряя силу, отступает.
И нелюбовь других смешна,
Когда любовь к ним воспылает.
Дворец над головой, шалаш,
Повсюду ровное дыхание,
И приглашение на шабаш
Встречается незамечанием.
И та борьба, в которой силы
Терял столь непреодолимо,
Развеивается словно дым,
Пустое сделалось пустым.
Стремление вылезть выше всех
Отныне вызывает смех.
Исчезла споров в горле кость,
Смех вызывает даже злость.
Тому не страшен жажды лик,
Кто превратился сам в родник.
И не коснется грусти тень,
Того, что освещает день.
Богатств у Ангела не счесть,
Чего желать, когда всё есть?
Кому завидовать, когда
Ты сам вмещаешь всё сполна.
И мир, будь трижды расчудесен,
Становится неинтересен.
«Я» — демон, чахнет, умирая,
Аллах в Любви — освобождает!

Да не погаснет пламенный костёр,
Любовь пусть льется соловьиной трелью.
Войдет благоухание в шатер,
И демоны останутся за дверью.